ВС РФ разрешил оставлять физлицу-банкроту "незащищенные" активы в интересах справедливости, даже автомобили

Москва. 9 января. ИНТЕРФАКС - Верховный суд (ВС) РФ позволил судам в "экстраординарных случаях" отступать от правила распродавать все активы гражданина-банкрота стоимостью более 10 тыс. руб., кроме огражденных от взыскания. Согласно опубликованному определению, нужно, например, оставить транспортное средство, если его изъятие нарушает "справедливый баланс" между интересами кредиторов и правами должника и членов его семьи.

Такую позицию судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ озвучила по итогам рассмотрения дела Кристины Михайловой, которое она инициировала сама из-за долгов перед банками. Общий их размер в материалах дела не приводится, но упоминается о задолженности перед Россельхозбанком в 3,3 млн руб., обеспеченной залогом квартиры в Астрахани. Кроме нее, в списке имущества Михайловой были квартира, доля в двухкомнатной квартире в этом же облцентре, дом с земельным участком и микроавтобус Ford Transit 2008 года выпуска.

Квартиры были реализованы на торгах за 1,1 млн руб. и 225 тыс. руб., свидетельствуют данные "Федресурса" (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве). Дом площадью 269 кв. м с землей были исключен из конкурсной массы, так как его признали единственным пригодным для проживания семьи Михайловой. Гарантию от взыскания такого жилья, если оно не заложено в ипотеку, предоставляет статья 446 Гражданского процессуального кодекса РФ. Она также позволяет оставлять должникам предметы домашней обстановки, средства в пределах прожиточного минимума и необходимые в связи с инвалидностью транспорт и другое имущество.

Михайлова пыталась добиться исключения из конкурсной массы и "Транзита", от реализации которого кредиторам пошло бы 280 тыс. руб. (микроавтобус находится в совместной собственности супругов). Свое ходатайство Михайлова обосновывала тем, что эта машина необходима для многодетной семьи (там четверо несовершеннолетних детей) в силу удаленности дома от остановок общественного транспорта, тогда как детей нужно возить в школу, детские сады, кружки и лечебные учреждения. "Без собственного транспорта семья будет нести ежемесячные расходы <...> на передвижение в среднем в размере 25 000 руб.", - приводится ее аргумент в материалах дела.

Арбитражный суда Астраханской области удовлетворил просьбу Михайловой. Он учел то, что дом ее семьи удален от маршрутов общественного транспорта, и сопоставил стоимость микроавтобуса и потенциальные расходы на транспорт для сопровождения детей, в результате чего сделал вывод о том, что реализация автомобиля с торгов приведет "к нарушению прав несовершеннолетних детей должника, а также <...> справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника".

Апелляция и кассация с этим не согласились и отказали в исключении "Транзита" из конкурсной массы. По их мнению, Михайлова не представила доказательств необходимости такого решения, поскольку автомобиль не подпадает под категорию имущества, на которое не может быть обращено взыскание и не является специальным средством, выделенным в целях социальной поддержки семьи с детьми.

Однако СКЭС ВС РФ сочла выводы апелляции и кассации неверными и оставила в силе решение суда первой инстанции, принятое в пользу заявителя. В определении коллегии упоминается пункт 2 статьи 213.25 закона о банкротстве, который разрешает дополнительно исключать из конкурсной массы имущество гражданина-банкрота общей стоимостью лишь не более 10 тыс. руб., но назвала она и правовой акт, который позволяет отступить от этого ограничения. Это постановление пленума N48 от декабря 2018 года ВС РФ, в котором говорится, что суд может защитить от взыскания имущество и в большем объеме "в целях обеспечения самого должника и лиц, находящихся на его иждивении, средствами, необходимыми для нормального существования". Это необходимо для соблюдения баланса интересов должника, его иждивенцев и кредиторов, подчеркнул тогда ВС РФ.

"Таким образом, исключение имущества на сумму больше чем 10 000 руб. помимо перечисленного в статье 446 ГПК РФ производится в экстраординарных случаях, когда лишение должника и/или членов его семьи этого имущества может привести к нарушению их прав, а также к нарушению справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника", - написала коллегия ВС РФ.

При этом факт необходимости того или иного имущества должнику определяется судом в каждом конкретном случае, отметила коллегия. В рассматриваемом споре, по ее мнению, фактические обстоятельства верно оценила первая инстанция: удаленность дома и соотношение между стоимостью актива, в продаже которого заинтересованы кредиторы, и потенциальными затратами должника.

Copyright © 1989 - 2024 Интерфакс

Все права защищены

Использованы материалы Новостной ленты "Интерфакс"

Напишите нам
Ваши данные под защитой
Отправля обращение, Вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных